RSS

День памяти о воинах-интернационалистах: история одного солдата

13.02.2019

Сорок лет назад в декабре 1979 года советские войска вошли на территорию Демократической республики Афганистан для оказания интернациональной помощи правительственным войскам Афганистана в борьбе с вооруженными формированиями афганских моджахедов. Вооруженные столкновения продолжались на протяжении 10 лет, и 15 февраля 1989 года последняя колонна советских войск покинула территорию Афганистана. Это событие ознаменовало для Советского Союза окончание Афганской войны, которая унесла жизни более 15 тысяч советских граждан.

Официальный статус памятной даты России: Дня памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества – 15 февраля приобрел только в 2010 году.

Ветераны боевых действий в Афганистане считаются самой массовой категорией воинов-интернационалистов.

В ГКУ «Система 112» тоже есть ветеран Афганской войны. Начальник первой дежурной смены Евгений Михайлович Секлюцкий, прослуживший на территории Афганистана с 1985 по 1987 год.1987. На фоне пехотный блокпост

Нужно начать с того, что Евгений Михайлович имеет 21 год выслуги в вооруженных силах СССР.

В 1976 году, еще будучи юношей, он поступил в Ставропольское высшее военное командное училище связи. Такой выбор был обоснован увлечением радиолюбительством.

В 1980 году после завершения обучения Евгений Михайлович был направлен на службу в одну из воинских частей Центрального узла связи военно-воздушных сил СССР в городе Петушки.

Уже через 5 лет в 1985 году по направлению руководства войсковой части Евгения Михайловича рекомендовали для прохождения службы в республике Афганистан в качестве начальника спецаппаратной и начальника узла связи.


– Евгений Михайлович, в Афганистане Вы служили два года. Участвовали в боевых операциях?

– Да. Принимал участие в операции «Круг» по уничтожению вооруженных банд формирования в провинции Кабула (Кабул – столица Афганистана – прим. автора). Операция длилась в течение недели и завершилась успешно. Моя основная работа во время проведения операции заключалась в обеспечении связи, в передаче сообщений между бригадами, полками и т.д. Например, давалось задание, обеспечить с таким-то подразделением бесперебойную связь и в течение определенного времени ее поддерживать. Никаких нарушений или сбоев мы не допускали. За них можно было и жизни лишиться.

За операцию по освобождению провинции Кабула Евгений Михайлович Секлюцкий награжден орденом "За Службу Родине" 3-й степени

За участие в проведении данной операции награжден орденом «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» 3-й степени.

Дважды водил колонны по маршрутам Кабул-Хайратон, Хайратон-Кабул (Хайратон – приграничный с Республикой Узбекистан город Северной провинции Балх Афганистана, 450 км на север от Кабула – прим. автора) и Кабул-Джелалабад, Джелалабад-Кабул (Джелалабад – город и административный центр провинции Нангархар Афганистана, 160 км на восток от Кабула – прим. автора) в качестве старшего группы.

В основном целью организованных колонн была переброска оборудования, обмундирования, боеприпасов и специальной техники. Все перевозилось автомобильной колонной в сопровождении БТРов. На самолетах летать было нельзя, на аэродромах не позволяли садиться нашим самолетам.

Маршрут Кабул-Хайратон проходил по основной дороге, через перевал и горный тоннель Саланг, по горным дорогам. Тогда мы дважды попадали под обстрел вражеских душманов.

Первый раз мы попали под минометный обстрел под Баграмом (Баграм – поселок в 60-ти км на юге от Кабула – прим. автора) на открытой местности, второй – практически перед въездом в Кабул.

– Как удавалось отбиться от нападений?

– Наши БТРы всегда были готовы к отражению атаки, плюс личное оружие у каждого.

– Страшно было?

– Самое страшное, когда в первый раз под обстрел попали. В первую минуту я даже не знал, что делать. При втором – уже лучше ориентировался в ситуации и был морально готов к возможному нападению.

– А в первый раз, что помогло Вам совладать с собой?

– Не знаю. Наверное, желание жить.

– Сколько по времени занимал маршрут?

– Порядка 2-3-х суток, с остановками. Сейчас тот же маршрут займет 10-12 часов. А тогда – это же были КАМАЗы и тяжелая военная спецтехника. На больших скоростях нельзя идти, гружёные, да и с одной стороны скала, а с другой – дна не видно. Чуть что не так, сразу вниз слетишь. Вся дорога была усыпана машинами, свалившимися вниз и сгоревшими. Там же часто обстрелы были. Нам вот повезло. Отстрелялись и ушли.

Лето 1986 г. Набережная реки Кабул. Секлюцкий Е.М. слева Апрель 1987 г. На фоне дворец председателя Революционного совета Афганистана Хафизуллы Амина

– С местными жителями контактировали?

– Да. Частенько. Выезжали часто в город по служебным делам или просто посмотреть. Беседовали с местными жителями, смотрели, как они живут. Некоторые даже приглашали в гости. Заходили к ним, они угощали чаем.

– Как относились местные к тому, что происходило?

– К нам мирные жители относились очень хорошо. На территориях, где находились гарнизоны советских войск, всегда был порядок, а чуть дальше в сторону – уже своя местная власть.

После вывода войск, они так и говорили, что «когда шурави («советский» на арабском языке – прим. автора) у нас были, у нас был порядок, у нас было хорошо». А когда ушли – начались беспорядки. Начался делёж власти: сегодня один у власти, завтра – другой.

– Как думаете, был ли смысл в той войне?

– Как таковой войны там не было. Там были рейды по уничтожению банд формирований, а прямого столкновения, как, например, в 1941-1945 – нет. Это партизанская война с их стороны. Смысла в ней практически не было. Советские войска оказывали дружественную помощь в поддержании демократичного порядка. Но еще из истории известно, что Афганистан никто не смог покорить.

– Война Вас изменила или научила чему?

– Война многому научит. А так, по-другому начал смотреть на события, которые там происходили. По-другому начал смотреть на многие другие вещи, – уточнять, как именно, Евгений Михайлович не стал, сославшись на то, что это слишком труднообъяснимые вещи.

– Были какие-то психологические проблемы после службы в Афганистане?

– Сны снились. Привычка была. Меня жена спрашивала: «Что ты там все под кроватью ищешь?». А у нас в модуле автомат, заряженный, всегда был с собой, и лежал он под кроватью, и, если вдруг какой-то шум, то рука сразу – фьють – под кровать. Привычка эта оставалась еще долго. Прошла только через год, наверное.

– А что Вам помогло не сломаться?

– Это как в анекдоте: «– А как вы расслабляетесь? – А я не напрягаюсь!» – смеется Евгений Михайлович, – Но на самом деле, помог, наверное, уход с головой в работу. Работы было много. Уходил рано, приходил – поздно. Иногда вообще домой не приходил.

– Чем вы занимались после того, как вернулись?

– Вернулся обратно в свою войсковую часть в Петушках.

В 1991 году был переведен в ЦУС ВВС в город Москву, где служил до 1997 года. В том же году я уволился из рядов вооруженных сил СССР и тогда же пришел работать в Московскую службу спасения. Московская служба спасения – один из истоков современной Службы 112, обеспечивающей прием экстренных вызовов по единому номеру «112». Сейчас я начальник одной из дежурных смен и в подчинении у меня находится 50 операторов. В сутки мы обрабатываем более 8 тысяч вызовов.


В службе 112 Москвы работает немало людей, за плечами которых своя история и огромный жизненный опыт. Это люди, которых мы ценим и которыми гордимся.


Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати